Размер:
A A A
Цвет: C C C
Изображения Вкл. Выкл.
Обычная версия сайта
Нижний Тагил | официальный сайт Версия для слабовидящих Версия для слабовидящих
официальный сайт города
НИЖНИЙ ТАГИЛ
Версия для слабовидящих

Сергей Носов: «Систему питьевых водоемов вокруг Нижнего Тагила надо восстанавливать»

14.02.2018 Во время недавней пресс-конференции глава города Сергей Носов ответил на вопросы тагильчан, касающиеся программы благоустройства парков и дворов, а также проблем обеспечения города чистой водой
Благоустраивать будут всё. Но в порядке очереди
По рейтинговому отбору объектов благоустройства в Нижнем Тагиле в финал вышли три претендента – парк Народный, сквер Пионерский и территория ТОС «Пограничный».

18 марта тагильчанам предстоит итоговое голосование, в результате из трех останется только один. А какова судьба других парков и скверов, выдвигавшихся на обсуждение общественности? Уделят им внимание в этом году или в будущем?

- Государственная программа рассчитана на пятилетку, до 2022 года, - рассказал Сергей Носов. - И, кстати, она удачно совпала с годами, оставшимися до 300-летнего юбилея города. И мы будем каждый год, как минимум, по одному объекту делать. Вопрос только в очередности, которая определится количеством голосов.

Особое внимание горожан приковано к парку Народный, где можно сделать прекрасное место для отдыха и занятий физкультурой. Уже создан проект по скверу Пионерский, ведется проектирование зоны отдыха на Руднике. Архитекторы и дизайнеры постарались представить, как будут выглядеть все три объекта, отобранные в первом туре. Какой из них окажется в приоритете у тагильчан, покажет рейтинговое голосование 18 марта.

Подчеркну, что мы занимаемся проектами по благоустройству многих общественно значимых территорий. Есть идеи для парков на горе Пихтовой, для Муринских прудов. Кроме того у нас остался нереализованным проект благоустройства улицы Захарова на ГГМ. В поселке Горбуново сделали неплохой эскизный проект – хотелось бы восстановить там пруд.

На конференции шла речь не только о благоустройстве мест массового отдыха. Какие дворы войдут в план 2018 года? Этот вопрос мэрия также решила поставить на народное голосование. И Сергей Носов объяснил, почему:

- Нас многому научила практика 2017 года. В порядке реализации программы не был принят во внимание тот факт, что территория двора может относиться к нескольким домам, а эти дома - под управлением разных организаций. Например, проект дома 80 на улице Красноармейской жители заказывали только для своей девятиэтажки. По ходу добавили соседей по кварталу. Выполнять реконструкцию на одном пятачке на глазах у всех, на наш взгляд, было неправильно.

В 2017 году мне довелось пообщаться со множеством тагильчан. Как только в шести дворах начались ремонты, пошли вопросы – «почему наш двор в худшем состоянии, а ремонтируют не его, а соседний?» Были и те, кто, напротив, не одобрял перемен в своих дворах. Но таковы условия программы: жители должны были сами проявить инициативу и активность.

Нам важно знать, где потребность в переменах наибольшая, где они точно будут во благо. Есть ощутимая разница – 90% жителей заинтересованы в модернизации или только 30%. А это можно определить путем голосования.

(Добавим, что изначально проект одобрялся большинством собственников на общем собрании, где, кстати, голосуют квадратными метрами, а не «головами». - Прим.корр.)

Мэрия учла и технический опыт работы по благоустройству дворов.

- Когда появилась программа, мы к ней готовились, - продолжил Сергей Носов. - Окончательный перечень объектов в области утвердили в конце июня. Но управляющие компании, которым загодя было предложено составлять проекты, сделали скорее эскизы, т.е. не провели согласований. Поэтому, когда срезали асфальт, начинали выбирать грунт, под ним обнаруживали не учтенные никем при проектировании кабельные трассы или коммунальные сети. Хорошо, что мы решили эти вопросы по ходу работы и сетевые компании оперативно подключались к процессу. Но все равно малые архитектурные формы устанавливали уже в октябре-ноябре.

Все-таки главное в проекте - не дизайн, а грамотные инженерные решения. Именно поэтому, готовясь к реализации программы 2018 года, мы поручили проектирование профессионалам. Главный архитектор занимался вопросом перепланировки дворов с учетом современных нормативов. Тагилгражданпроект будет увязывать планы с сетевыми организациями, чтобы подрядчик, придя на объект, не столкнулся с вынужденными простоями.

Сергей Носов пояснил, как муниципалитет намерен организовать рейтинговое голосование по благоустройству в день выборов 18 марта.

- Каждый регион решает самостоятельно, как провести общественное обсуждение. Мы хотим как можно больше мнений получить от жителей, поэтому рейтинговое голосование организуем в отдельных помещениях тех же зданий, где находятся избирательные участки.
Там будут размещены стенды с планами благоустройства парков, а также дворов, которые находятся на территории округа. Процедура будет максимально упрощена, привлечем волонтеров, которые смогут показать проекты посетителям. Думаю, что лучше всего это сделают жители, заинтересованные в благоустройстве своих дворов.

Что касается финансирования программы. Если в прошлом году на дворы и парки было затрачено 120 млн. рублей, то в плане на 2018 год мы видим сумму на уровне 400 миллионов. Планируем заключать долгосрочные контракты с подрядчиками – на несколько лет сразу, чтобы тагильчане видели, на какой год приходится реконструкция их территории.

Возрождать пруды, а недра оставить потомкам

Глава города рассказал, как предстоит решать важнейшую стратегическую задачу - улучшать качество водопроводной воды.

- Мы должны разделять, что имеет отношение к экологии, к природным ресурсам, а что относится к работе городского и коммунального хозяйства.

Проблемы Черноисточинского пруда возникли не сегодня. Главная из них, на мой взгляд, заключается в том, что в водоохранной зоне построено множество коттеджей. Работу очистных систем в этих домовладениях раньше никто не регламентировал, а сейчас никто не проверяет. Анализы прошлого года показали, что среди всех прочих факторов загрязнения преобладают продукты жизнедеятельности человека. Но землеотводы в поселке – это прерогатива другого муниципального образования. Например, можно было или нет выносить набережную в сторону Тагильского пруда – это была наша забота, и тагильский проект проходил соответствующую экспертизу, решение принимало Минприроды.

На данный момент город снабжается водой двух водохранилищ, и вода эта отфильтрована, но не очищена. В том числе в Черноисточинском гидроузле, потому что очистные сооружения там остановлены на ремонт. Интересно, что за год в отстойниках образовался такой осадок, который раньше получали за 10 лет. Это значит, что водохранилище тяжело больно и его надо серьезно лечить.

Другой вопрос: как эффективно чистить эту воду перед подачей? В какой степени улучшат очистку мероприятия, предусмотренные концессией?

- Надо понимать законы и правила концессии. Проект концессии, которая уже разработана, включает в себя строительство современных станций водоподготовки для Черноисточинского и Верхне-Выйского гидроузлов, а также новую станцию очистки стоков, с которой уже не справляется наша Западная система. В результате в наши водоемы, пусть и не питьевые, попадает грязь. Мы регулярно стали публиковать данные об этих сбросах, как предложил концессионер.

Но, к сожалению, в это концессионное соглашение не входит модернизация коммунальных сетей. Почему? Потому что в соответствии с законом потенциальный концессионер должен иметь финансовую модель возврата инвестиций, какие-то гарантии. В сфере ЖКХ действуют регулируемые тарифы, и, если эти тарифы не обеспечивают возврата инвестиций, недостающую сумму может взять на себя только бюджет. Не зря законом предусмотрено, что прежде чем публиковать текст проекта концессии, нужно получить разрешение губернатора. Появится оно после того, как профильные министерства согласятся с предложенной финансовой моделью. А этого не будет, пока не обследованы сети, пока не решено, менять их полностью или ремонтировать с помощью современных мембранных технологий. Словом, трудно посчитать затраты и трудно составить модель. Поэтому ко второму концессионному соглашению нам предстоит идти в течение года.

И еще. Много в последнее время слышу об альтернативных идеях - о переброске воды из Чусовой или добыче подземных вод. Да, мы бурим скважины в частном секторе, где нет водопровода. Но обеспечение города – это совсем иные масштабы, требуются серьезные геологические исследования. Их тоже нужно вести, но ради будущего. А говорить сегодня о концессии на подземные воды - это несерьезно.

Давайте оставим эти месторождения нашим правнукам! Как стратегический резерв для эпохи, когда чистая вода будет стоить дороже нефти. Демидовы оставили нам в наследство систему искусственных водоемов. Эта вода двигала заводские механизмы и обеспечивала жизнь целому округу. Если мы за столь короткое время загубили эти водоемы, вовсе не значит, что надо их бросить и откачивать подземные источники. Думаем, что они нас спасут? Не спасут - при таком хозяйствовании, при таком отношении к природным ресурсам. Что нам делать? Восстановить пруд в Черноисточинске, чтобы он оставался главным источником водоснабжения весь 21 век. Кроме того - грамотно восстановить всю систему искусственных прудов вокруг Нижнего Тагила. Все эти воды связаны между собой, но мы сегодня, увы, не понимаем природу так, как понимали наши предшественники

Возврат к списку